Tags: Республики Молдова

Максим Шалыгин: Выбор, которого не было (РИА Новости)

Новый молдавский парламент сохранит курс на евроинтеграцию, считает политический эксперт, специалист по общественным коммуникациям, журналист-международник Максим Шалыгин.

http://ria.ru/analytics/20141201/1036022774.html

Голосование 30 ноября по выборам в новый состав молдавского парламента как только не называли. "Момент истины", "референдум о внешнеполитическом будущем", "определение молдавского вектора" — вот только некоторые из эпитетов, которыми награждали эти выборы.

Видимо, "приклеивание" больших и важных слов должно было создать впечатление какого-то реального политического действия, осознанного выбора гражданами Республики Молдова (РМ) того или иного политического курса.

Хотя и прошедшие в парламент партии, и их лидеры уже давно понятны и привычны молдавскому избирателю. Да и самой активной части граждан просто не дали возможность проголосовать.

Конечно, нынешняя избирательная компания не обошлась без политических сюрпризов. Главным из них стал Ренато Усатый и его партия "Patria" ("Родина"). Этот 36-летний бизнесмен, состоявшийся в России, сумел за два с небольшим месяца оформить самое популярное политическое предложение избирателю. В центре программы его партии — борьба с коррупцией и необходимость референдума о вступлении в Евросоюз или присоединении к Евразийскому экономическому союзу.

Простая доступная форма общения с избирателями и достаточно эпатажные высказывания быстро сделали его узнаваемым как среди жителей внутри страны, так и среди диаспоры за рубежом. Он понятен простым людям. И, пожалуй, самое важное, своим успехом он показал, насколько граждане Молдовы устали от старых политиков.

Ряд экспертов даже говорили о неизбежном успехе его партии с 15-20 процентами голосов избирателей на выборах. Но сенсации не случилось. Под надуманным предлогом партию сняли с предвыборной гонки. Сам Ренато Усатый был вынужден покинуть страну и теперь находится в России.

Эти выборы для России достаточно важны. Важны символически. Что понимают и в Молдове. Экс-министр иностранных дел Приднестровья Владимир Ястребчак, который на протяжении долгого времени имеет наблюдать кишинёвский политикум "вблизи", замечает: "Для России вопрос молдавских выборов также представляет актуальность, прежде всего в силу событий на Украине. Москва стремится добиться успеха на данном направлении и тем самым взять у Запада некий реванш за санкции, связанные с Украиной. Вызывает большие вопросы ставка на Партию социалистов как главную "пророссийскую силу", однако сейчас такие дискуссии вряд ли своевременны. По тем же причинам и Запад будет стараться оказать максимальную поддержку партиям, представляющим в РМ его интересы".

Люди без права голоса

Большинству самой важной части граждан Молдовы — активному трудоспособному населению — просто не дали проголосовать.

Для сравнения: на территории Итальянской республики было открыто 25 избирательных участков для чуть менее 200 тысяч граждан Молдовы, находящихся в этой стране. А в России, где только по официальным данным работают около 700 тысяч граждан РМ, было открыто всего 5 избирательных участков. При этом ЦИК Молдовы разослал на каждый из этих избирательных участков в России по 3 тысячи бюллетеней и запретил голосовать остальным. Таким образом, сотни тысяч граждан страны не смогли проголосовать.

Это стало возможным благодаря лазейке в избирательном законодательстве, которую использовали кишинёвские власти. Ещё летом в сети интернет была запущена онлайн-регистрация молдавских избирателей. Без особого шума и рекламы. Что и дало основания ЦИКу и властям Молдовы сказать: мы предложили реализовать своё право всем гражданам, вы не зарегистрировались, сами в этом виноваты. Разумеется, это полнейший цинизм и извращение всех норм права. Но для демократической Европы — все процедуры соблюдены. Значит, всё в порядке.

Другой вопрос возникает к так называемым пророссийским партиям, или выдающим себя за таковые. Почему эти политические силы ничего не сделали, чтобы подтвердить или улучшить свой результат на выборах?

Ведь подобные фокусы — с бюллетенями, уменьшением количества избирательных участков и кабинок для голосования — молдавские власти показывают регулярно. Начиная ещё со времён президентства лидера коммунистов Владимира Воронина. И после его ухода в 2009 году новые либеральные демократические власти продолжили славные традиции. Ведь ничего особенно нового не случилось.

Но остаётся вопрос к так называемым пророссийским силам — вопрос о бездействии. Даже если им абсолютно не интересно мнению работающих в России граждан страны, то можно было позаботиться хотя бы об улучшении своего же результата. Или этим силам власть не нужна, и они за власть не намерены серьёзно бороться? Или идёт игра "в поддавки" с евроинтеграторами. Либо же это непрофессионализм. Но ответ хотелось бы всё же получить.

Парламентская пятёрка

После зачистки политических конкурентов разными методами и обеспечения необходимых голосов, в парламент прошли пять партий. По предварительным данным, после обработки 87,6% протоколов, это Партия социалистов Республики Молдова (ПСРМ) — с 21,61% голосов. На втором месте оказалась Либерально-демократическая партия (ЛДПМ) с 19,29% голосов; далее идёт Партия Коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) — 17,84%, затем Демократическая Партия Молдовы (ДПМ) с 15,76%. И замыкает пятёрку Либеральная партия с 9,8% голосов.

Всего в молдавском парламенте 101 депутат. Таким образом, социалисты получат 26 депутатских мандатов, либерал-демократы — 23, коммунисты — 21, демократы — 19 и либералы — 12. Для простого парламентского большинства необходима коалиция в 51 голос. А вот для выборов президента Молдовы и других важных решений — 61 депутат.

На этих парламентских выборах слоганы политических партий стали лучшей иллюстрацией их программ. Социалисты использовали выражение "За таможенный союз". Что понятно и логично, исходя из построения всей предвыборной тактики ПСРМ.

Так называемые "партии европейского выбора" были не столь единодушны. Если либерал-демократы экс-премьера Влада Филата звали только "вперед в европейское будущее" (с членством в ЕС к 2020 году), то либералы русофоба Михая Гимпу предлагали уже войти "в семью НАТО и Евросоюза". Демократы Владимира Плахотнюка с формальным лидером Марианом Лупу предлагали "сохранить связи с Россией".

Коммунисты экс-президента Владимира Воронина переформатировали свой традиционный лозунг "Молдова выбирает победу" в призыв-приглашение "только ПКРМ, только Воронин". Лидер ПКРМ в ходе этой избирательной кампании удивительным образом сумел заявить себя одновременно и как евроинтегратора, и в качестве евразийца. Владимир Воронин напоминал, что он в 2003 году запустил процесс евроинтеграции как президент страны. И в то же самое время говорил о необходимости тесной кооперации с Россией.

Коалиции

На сегодняшний день возможны всего три варианта коалиции: "патовая", "европейская" и "широкая".

"Патовая" коалиция возможна при объединении в парламенте социалистов и коммунистов. У них будет меньшинство, но всё же будет возможность блокировать многие решения, требующие конституционного большинства. Вероятность этой коалиции невысока. И необходимо приложить много усилий для того чтобы объединение не только состоялось, но и просуществовало какое-то время. И это вопрос уже не только внутриполитических отношений, но и дипломатической работы.

"Европейская" коалиция — один из более реалистичных сценариев. Однако экзотичное поведение лидера либералов Михая Гимпу и его откровенно русофобские демарши снова могут поставить Молдову на путь открытого противостояния с Россией. Пока с русофобией "неплохо" справляет президент Тимофти. Два политика с одинаковым репертуаром — это будет перебор даже для молдавского парламента. Кроме того, либералы настойчивы в требованиях вступления в НАТО, что не может не раздражать Москву.

Известный российский общественный деятель, историк Модест Колеров считает, что в любом формате коалиции Соглашение об ассоциации с ЕС не будет пересмотрено. "Соглашение об ассоциации с ЕС не подвергает сомнению даже ПМР. Более того — ПМР добивалась соучастия в этой ассоциации и теперь почти полностью приняла его условия, таким образом официально став экономико-политической частью Молдавии и вместе с ней отказавшись от своего суверенитета в пользу ЕС. Все попытки надуть пустое электоральное место молдавской сцены из Москвы надо признать уже сейчас неудачными — просто потому, что это пустое место уже не однажды предавало и своих избирателей, и Россию, и своих друзей в Москве", — говорит Модест Колеров.

"Широкая" коалиция — самое вероятное политическое объединение. Это союз коммунистов, либерал-демократов и демократов. Вполне устойчивая политическая конструкция, хорошо продающаяся как Европе, так и России.

С Россией эта коалиция будет вести политический и экономический торг, обещая сохранить внеблоковый статус (хотя бы формально) и не обострять приднестровский вопрос (тем более что Тирасполь вполне серьёзно готов рассматривать европейские дорожные карты).

В Европе же эта коалиция может выглядеть как гарант неукоснительного следования по пути "светлого европейского выбора".

Кроме того, и партия социалистов, и партия либералов выводятся за скобки коалиции — как проявление крайних политических платформ. Это красиво выглядит, с одной стороны. С другой, при необходимости большинства при отдельных голосованиях, всегда есть "резерв" в виде либералов, что совсем неплохо для парламентских комбинаций.

Максим Шалыгин: Формузал: независимость Гагаузии - возможна (РИА-Новости)

Глава автономии (башкан) Михаил Формузал ответил на вопросы политического эксперта, специалиста по общественным коммуникациям, журналиста-международника Максима Шалыгина.

http://ria.ru/interview/20140731/1018266548.html

Подписание Молдовой Соглашения об ассоциации с ЕС раскололо общественное мнение страны. Гагаузия объявила о возможности выхода из состава Молдовы. Глава автономии (башкан) Михаил Формузал ответил на вопросы обозревателя МИА "Россия сегодня" Максима Шалыгина.

Максим Шалыгин. Как вы оцениваете подписанные руководством Молдовы документы (об ассоциации) с ЕС?

Михаил Формузал. К этому документу у меня и у многих жителей Гагаузии очень много вопросов. Наши фермеры уже сталкиваются с проблемами реализации своей продукции. Традиционные рынки были закрыты, а обещания властей о том, что мы сможем компенсировать убытки за счёт экспорта в Европейский cоюз, пока остаются лишь на словах. Всё это, безусловно, является первыми "ласточками" действия Соглашения об ассоциации.

Ещё с самого начала большое недоумение вызывала поспешность, с которой было подписано Соглашение. Не было проведено никаких консультаций с производителями, с независимыми экономистами, гражданским обществом. До самого последнего момента даже многие члены правительства и депутаты не были знакомы с самим текстом Соглашения. Всё это наводило на мысль, что условия взаимодействия между Молдовой и Евросоюзом, прописанные в Соглашении, являются невыгодными для нашей страны. Поэтому и было всё оформлено в таком спешном режиме.

Второй момент, который указывает на сомнительную легитимность Соглашения, заключается в том, что мандат обеих подписавших его сторон был на исходе. Поэтому я предложил моим коллегам по правительству отложить подписание до начала работы нового состава парламента Республики Молдова. А до тех пор провести консультации с теми категориями граждан, чьи интересы потенциально могут затрагиваться действием Соглашения.

К сожалению, мои доводы не были услышаны. И если практика реализации Соглашения оправдает негативные прогнозы и будет очевиден ущерб национальным интересам Молдовы, то я, безусловно, буду настаивать на его денонсации.

Максим Шалыгин. Гагаузы являются уникальным народом. Православные христиане тюркского происхождения. У Гагаузии традиционно крепкие экономические и культурные связи как с Россией, так и с Турцией. С другой стороны, многие эксперты сегодня говорят об "унионистском наступлении в упаковке евроинграции". Насколько это справедливое утверждение? Можно ли говорить о степени опасности в духовной сфере для гагаузского народа?

Михаил Формузал. Проблема в том, что об "унионизме через евроинтеграцию" сегодня говорят не только журналисты и отдельные политики с обоих берегов Прута, но и представители власти. Можно называть унионизм страшилкой для электората, если об этом говорят какие-то блогеры или политологи.

Но когда сам президент Румынии заявляет, что объединение с Молдовой должно стать национальным проектом румынской нации, когда аналогичные намерения озвучивает премьер-министр этой страны, а представители молдавского правящего режима одобрительно их комментируют — то игнорирование этого было бы, по меньшей мере, безответственным.

Поэтому руководство Гагаузии считает унионизм одной из опаснейших угроз существованию Молдовы и Гагаузской автономии.

Как показывает история, национальные меньшинства в румынском государстве всегда подвергались ассимиляционным процессам, а все движения за получение статуса автономии объявлялись Бухарестом антиконституционными и подавлялись.

Мы составная часть Русского и одновременно Тюркского миров. И в сохранении этих реалий — залог развития гагаузской нации, в том числе, в духовной сфере.

Максим Шалыгин. Одним из последствий подписания документов с Евросоюзом должно стать возвращение объектов собственности наследникам прежних хозяев (то есть наследникам собственников до момента вхождения Бессарабии в состав СССР, то есть до 1940 года). Насколько это опасный процесс для Гагаузской автономии?

Михаил Формузал. Это взрывоопасный сценарий не только для нас, но и для всей страны. Хотя я не думаю, что подобного рода судебные разбирательства могут иметь перспективу.

Максим Шалыгин. Гагаузия имеет опыт государственной независимости. С 1990 по 1994 годы существовала Гагаузская Республика, которая потом была преобразована в Автономное территориальное образование Гагаузия (Гагауз Ери) в составе Республики Молдова. На фоне евроинтеграционных устремлений официального Кишинёва, рассматриваете ли вы возможность возвращения к статусу независимого государства?

Михаил Формузал. Мы выступаем за пребывание Гагаузии в составе суверенного молдавского государства. Объявление независимости Гагаузии может произойти только в одном случае — утраты Молдовой своего суверенитета.

Максим Шалыгин. В феврале этого года в Гагаузии прошёл референдум, в ходе которого более 98% избирателей проголосовали за право Гагаузии "на внешнее самоопределение", вступление Молдавии в Таможенный союз и против евроинтеграции. Насколько сегодня актуальны результаты этого голосования? Каковы могут быть конкретные шаги руководства автономии по реализации воли гагаузского народа?

Михаил Формузал. Референдум имел две части: консультативную и законодательную. Первая часть касалась вопроса о поддержке того или иного внешнеполитического вектора Молдовы. Полученные результаты можно трактовать как красноречивый сигнал, который официальный Кишинёв должен принять во внимание.

Думаю, что преобладающее голосование жителей Гагаузии за вектор Таможенного союза подорвал миф молдавского руководства о "безальтернативности" европейской интеграции. Высказывавшаяся на уровне местных сообществ солидарность с нашим референдумом и его результатами говорит о том, что значительная часть, а не исключено, что и большинство, населения страны поддерживает наш выбор.

Второй вопрос — об отложенном статусе Гагаузии, который выносился на местный референдум, носил законодательный характер. Этот вопрос, как вы уже отметили, был легитимизирован более чем 98% населения.

Поэтому, в случае наступления обстоятельств, при которых суверенитет Молдовы будет утрачен, власти автономии незамедлительно притупят к реализации воли своего народа и начнут процесс самоопределения Гагаузии.

Максим Шалыгин. Гагаузия имеет прямые (независимые от официального Кишинёва) торгово-экономические связи с Российской Федерацией. Сегодня Россия вынуждена защищать свой рынок от реэкспорта европейских товаров через территорию Молдавии, выравнивать тарифную политику. Сказывается ли это на гагаузско-российских торгово-экономических отношениях? Каков качественный уровень сотрудничества между Россией и Гагаузией сегодня?

Михаил Формузал. Будучи составной частью Республики Молдова, мы, конечно же, испытываем на себе все нюансы официальных отношений между Кишинёвом и Москвой. С одной стороны, мы активно развиваем отношения с российскими регионами, в которых большое место занимает торговая составляющая. Но с другой — наши производители подпадают под действие различных эмбарго и запретов Роспотребнадзора в отношении Молдовы.

К счастью, в Москве демонстрируют готовность обсуждать условия возобновления экспорта плодоовощной продукции. Это говорит о том, что для россиян на первом месте стоят требования качества продукции, а не мнимые "политические факторы".

Когда осенью Россия ввела эмбарго для молдавского вина, мы не стали кидаться политическими репликами, как это делали ответственные чиновники Республики Молдова. Вместо этого мы совместно с виноделами региона проделали огромную работу, чтобы убедить российских коллег в качестве нашей продукции.

Спустя полгода гагаузским винзаводам стали выдавать разрешение на возобновление поставок в Российскую Федерацию. Сегодня также приходится делать и с фруктами.

При этом мы предлагаем молдавскому правительству применять наш алгоритм сотрудничества с российскими службами на национальном уровне, чтобы фермеры в Молдове не несли миллионных убытков. Но кишинёвское руководство, к сожалению, наши инициативы не принимает и продолжает грезить о помощи еврокомиссаров.

Максим Шалыгин. В конце ноября в Молдавии состоятся парламентские выборы, а в Гагаузии будут избирать главу автономии (башкана). В связи с этим позвольте задать несколько вопросов. Прежде всего, каким вы видите своё политическое будущее? Вы уже дважды были избраны главой автономии. Намерены ли вы добиваться избрания на пост башкана в третий раз?

Михаил Формузал. Законодательство Гагаузии не позволяет мне баллотироваться третий раз подряд. Но должен отметить, что за почти 8 лет моего руководства Гагаузией в регионе были инициированы десятки проектов. Речь, по сути, идёт о долгосрочной социально-экономической стратегии развития. Эта стратегия разрабатывалась не под руководство Формузала, а для укрепления фундамента автономии, роста её экономического потенциала.

Кроме того, отношения между Комратом и Кишинёвом характеризуются постоянными спорами о полномочиях Гагаузии. Полное выполнение закона "Об особом правовом статусе Гагаузии" — требование, которое будет всегда выдвигаться властями и общественностью автономии, вне зависимости от того, кто занимает пост башкана.

Поэтому, так или иначе, я не смогу отстраниться от политических процессов в автономии и продолжу деятельность на благо родного края и всей Молдовы.

Максим Шалыгин. Вы также являетесь лидером Партии регионов Молдавии. Намерены ли вы участвовать в общемолдавских парламентских выборах 30 ноября?

Михаил Формузал. Разумеется, Партия регионов Молдовы будет участвовать в парламентских выборах. ПРМ готовится к этому важному политическому экзамену с момента своего создания в 2011 году.

Максим Шалыгин. Для прохождения в парламент существует избирательный барьер в 6%. Даже если всё население Гагаузии проголосует за вашу партию — этот барьер всё равно не удастся преодолеть. Кто ваши союзники? На чьи голоса вы рассчитываете? Насколько реально вашей партии пройти в состав нового парламента?

Михаил Формузал. То, что за ПРМ будут голосовать лишь жители Гагаузии, — это самый популярный миф, придуманный пропагандистами правящей коалиции.

Наша целевая аудитория, наши избиратели — это, во-первых, русскоязычные жители страны, которые ощущают на себе дискриминацию и ущемление со стороны нашего этнократического государства.

Во-вторых, Партия регионов Молдовы объединяет тысячи местных лидеров и активных граждан, которые уже четверть века "варятся" в своих районах. Они озвучивают разумные инициативы, выдвигают справедливые требования о необходимости большего внимания к проблемам регионов, но их хотят слышать в Центре лишь потому, что они не являются членами того или иного политико-олигархического клана.

У ПРМ есть развитая сеть партийных организаций во всех районах страны. Люди видят в нашей идеологии здравый прагматизм, способный обеспечить защиту национальных интересов Молдовы. Люди видят в нашей партии силу, способную вовлечь в государственное строительство русскоязычных граждан, которые сегодня оказались на обочине политических процессов. Поэтому Партия регионов имеет все шансы быть представленной в следующем парламенте.

Максим Шалыгин. Предстоящие в ноябре парламентские выборы можно также назвать референдумом по евроинтеграции. Если ваша партия проходит в состав парламента, с кем вы видите возможность создания коалиции? Насколько этот союз может быть устойчивым? Можно ли считать предстоящие выборы последним шансом для Молдавии "отвернуть" с пути евроинтеграции?

Михаил Формузал. В этом вопросе мы исходим от обратного. Мы чётко заявили, с какими силами ни при каких обстоятельствах мы не будем вступать в коалиции. Это либералы всех мастей и Демократическая партия Молдовы. Союз с первыми для нас неприемлем из-за их унионистских устремлений. А сотрудничество с демократами для нас невозможно по той причине, что эта партия демонстрирует поведение организованной группировки, для которой криминальные принципы заменяют политические. В обоих случаях речь идёт об угрозе государственности Молдовы, и состоять с этими силами в союзнических отношениях — значит участвовать в разрушении страны. С остальными партиями мы готовы обсуждать условия создания коалиции в той мере, в какой их программы совпадают с нашими главными принципами.

Что касается "последнего шанса отвернуть от евроинтеграции", то мне представляется — всё наоборот. Эти выборы могут стать последними, на которых сторонники вступления Молдовы в ЕС могут набрать значительное число голосов. В чём-то позиции наших евроинтеграторов напоминают мне кандидатов от КПСС на последних выборах в Верховный Совет СССР. То есть, чем дальше, тем меньше шансов, что народ будет верить их сказкам.

Потому что миф о еврочленстве Республики Молдовы даже не нужно специально разоблачать. Это делает сама реальность.

РИА Новости http://ria.ru/interview/20140731/1018266548.html#ixzz3eIdjKHmf