Tags: Тимошенко

Максим Шалыгин: Укрощение Рады (РИА Новости)

Пётр Порошенко намерен единолично сформировать новый состав правительства Украины, считает политический эксперт, специалист по общественным коммуникациям, журналист-международник Максим Шалыгин.

http://ria.ru/analytics/20141024/1029946372.html

Предстоящее оглашение списков депутатов нового состава Верховной рады Украины нельзя считать парламентскими выборами. Киев сегодня не контролирует территорию всей Украины. В стране орудуют банды. Изуродовано избирательное законодательство. Извращены процедуры голосования. Парализована работа государственных структур практически во всех областях и районах.

В стране идёт полномасштабная гражданская война. Киев не контролирует ряд территорий Украины.

И это не только Крым, жители которого сделали свой выбор в пользу возвращения в состав России. Разговоры об "аннексии Крыма" безосновательны хотя бы по причине отсутствия массовых протестов на полуострове. Если бы Россия действительно оккупировала Крым, то последние восемь месяцев мы бы наблюдали системные акции неповиновения. Но ведь этого не происходит.

Вдобавок Киев ограничивает подачу воды и электроэнергии на полуостров. Если бы в столице Украины считали крымчан своими гражданами, то сделали бы всё для обеспечения их коммунальными услугами и социальными выплатами. МИД Украины обращался бы к российским властям помочь в организации голосования 26 октября. Если, конечно, киевские власти думали бы о нуждах крымчан и заботились о соблюдении их прав. Но этого тоже нет. Следовательно, Крым больше не воспринимается Киевом как часть их страны. То есть Киев сознательно бросил 2 миллиона человек. Просто перестал их учитывать в своей государственной арифметике. Какие могут быть претензии к самим крымчанам и сомнения в добровольности их выбора? Какие могут быть претензии к России?

Киев не контролирует Донбасс. А это почти 7 миллионов человек. Жители Луганской и Донецкой народных республик не намерены голосовать 26 октября. Если бы Киев действительно был озабочен обеспечением прав своих граждан (как утверждается во всех политических заявлениях украинской власти), то обратился бы с призывом к руководству ДНР и ЛНР помочь в организации выборов. Хотя бы на уровне политического обращения. Продемонстрировать добрую волю. Что мы видим? Вместо государственного ответственного поведения мы наблюдаем государственный терроризм с усилением обстрела жилых домов мирных людей Донбасса.

В итоговых отчётах всё будет выглядеть иначе. Киев будет утверждать, что голосование в Луганской и Донецкой областях состоялось. Потому что сегодня в Донбассе — четыре (!) административных образования. Украинские Донецкая и Луганская области (в границах, контролируемых Нацгвардией) и независимые ДНР и ЛНР (в границах ответственности ополчения). В результате этой политической географии открывается просто необъятный простор для политических спекуляций.

Тем более что изменения украинского избирательного законодательства предполагают возможность переноса местонахождения избирательных комиссий. На практике это означает, что избирательная комиссия по городу Донецку может фактически находится как в Славянске (который контролируют украинские военные подразделения), так и в самом Киеве (с объяснением, что там много беженцев из Донбасса). Хорошо, что голоса донецких избирателей не будут считать в Виннице или Львове, хотя по новому закону Украины и такое вполне может произойти.

Отдельно — голосование подразделений Нацгвардии, добровольческих батальонов и официальных украинских военнослужащих. С ними ситуация ещё более запутана. Они могут голосовать как по месту жительства, так на избирательных участках по месту службы, но иногда (в особых случаях) могут голосовать вне места дислокации своих подразделений.

Сегодня не во всех областях Украины есть местная власть. К примеру, в Днепропетровской области, по факту, отсутствуют главы администраций районов. Нет, два-три "парадных" избирательных участка всегда обеспечат. А как быть с остальным?

Итого, из 45 миллионов жителей Украины не проголосуют около 15 миллионов человек, находящихся на этой территории. Это — третья часть страны. Понятно, что избирателей меньше, чем численность населения. Но сегодня можно более-менее опираться только на данные официальной статистики по состоянию на 1 января 2014 года. А с тех пор ситуация стала многократно хуже. Сегодня никто не может достоверно сказать, сколько граждан Украины имеют право голоса и смогут проголосовать.

Ещё необходимо добавить к этим 15 миллионам трудовых мигрантов. Тех, кто сегодня работает за пределами Украины. И не только в России. В Польше много жителей Западной Украины заняты на сельскохозяйственных работах. И они вернуться в свои дома только в ноябре.

Что мы получаем в результате? Примерно половина избирателей Украины по разным причинам не сможет проголосовать на выборах. Вопрос: насколько легитимным будет этот парламент? Ведь состав Верховной рады формируется по смешанной системе. Половина выбирается по партийным спискам, вторая — формируется депутатами по округам.

Кто будет представлять Донецк или Крым? Луганск или Стаханов? Какой территориальный депутат? Или это кресло в зале заседаний останется пустым?

Гораздо более логично предположить, что мы наблюдаем распределение депутатских мандатов в ходе переговоров между политическими, силовыми и олигархическими группировками. И всё это внешне обставлено рекламными плакатами, телевизионными роликами и имиджевыми встречами кандидатов с населением.

Это объяснение ближе к действительности, чем псевдополитологические комментарии о выборах, голосовании и рейтингах.

Всего два вопроса в повестке. Первый — как собрать устойчивую коалицию большинства в парламенте? Второй — как удержать эту победу? Причём последнее много важнее.

Желающих объединиться в "коалицию всех демократических сил" много. Но, как показывает украинская практика последнего десятилетия, подобные союзы быстро разваливаются в силу личной неприязни и завышенных амбиций участников.

На сегодняшний день единственным модератором процесса распределения депутатских мандатов является лично Пётр Порошенко. Прежде всего, потому что он признан (легализован) лидерами других стран.

Это очень важная подробность украинской политики. Украинская власть опирается не на внутреннюю, а на внешнюю легитимность. В силу исторических, культурных и прочих традиций. Можно только напомнить о выборах гетмана казачьим Кругом или президента активистами Майдана. И только когда "первый среди равных" сможет договориться с влиятельной силой за пределами страны (Мазепа в Швеции, Бандера в Германии, Хмельницкий в России, Ющенко в США) — только тогда он может не только получить право отдавать приказы внутри Круга, на и обезопасить и сохранить власть. Конечно, эта схема очерчена очень грубыми штрихами. Разумеется, нельзя "отрываться от коллектива", как Виктор Ющенко. Но принцип внешней легитимности украинской власти действует.

Сегодня только Пётр Порошенко принят (признан, легализован) как украинский лидер. Он имеет право на репрессии внутри страны. Конечно, он не может удалить с поля других "агентов" типа экс-главы администрации президента Сергея Левочкина (и политического отца Олега Ляшко) или нынешнего премьера Арсения Яценюка. Но президент Порошенко будет к этому стремиться. Для того чтобы стать единственным коммуникатором между внешними силами и внутренними игроками. Обрести и оформить единоличную власть.

Пётр Порошенко никогда не согласится с церемониальной ролью президента. Не для этого он стремился стать главой государства. Он хочет управлять. Он обещал "утихомирить страну" ещё в июне лидерам России, Германии и Франции на пляжах в Нормандии. Он обещал "всё взять под свой контроль".

И для этого сегодня ему необходимо устойчивое парламентское большинство в Верховной раде. Это не может быть союз с Ляшко, Тимошенко и Яценюком — они слишком самостоятельны. Это не может быть союз с националистической "Свободой" и головорезами "Правого сектора" — на их руках слишком много явной крови и преступлений.

Это может быть только неофициальный союз с остатками Партии регионов, коммунистами и отдельными проверенными (временем и личными контактами) депутатами от одномандатных округов. Ведь и харьковский глава Геннадий Кернес, и банкир Сергей Тигипко ещё летом стали частыми ночными гостями резиденции президента на Банковой. В отличие от первой группы, представители этой категории выдерживают договорённости. И это качество является одним из самых ценных в людях для Петра Порошенко.

Пётр Порошенко может заключить союз с Юлией Тимошенко. Они могут объединиться на почве нетерпимости к предательству. И тогда это будет союз против Арсения Яценюка и его команды. Тимошенко может вполне возглавить Национальный антикоррупционный комитет или же Совет по безопасности и обороне. И на подобном посту вполне может решить многие свои проблемы, включая финансовые. А парламент вполне может возглавить другая женщина — Ольга Богомолец.

Но главной же проблемой, которую в ближайшее время придётся решать Петру Порошенко, — это борьба с махновщиной. Это способность решиться на жесткое подавление любых уличных протестов. Реализовать право государства на насилие.

Чьими руками Порошенко будет наводить порядок — главы СНБО Тимошенко или с привлечением "сторонних" специалистов, — вопрос второстепенный. Добровольцев для войны в Донбассе и строительства "стены" уже не найти. А запрос на порядок сегодня в украинском обществе чрезвычаен.

Можно, конечно, объявить всех несогласных (включая "Правый сектор") "агентами ФСБ" и "недобитками режима Януковича" — но за словами должны последовать действия. Будут ли они предприняты?

В противном случае украинская власть окончательно сорвётся в пропасть, увлекая за собой обломки страны. Но тогда двум донбасским республикам вынужденно придётся спасать от гибели своих соседей.

Максим Шалыгин: Запад признал существование ДНР и ЛНР (РИА Новости)

Следует ожидать прямых переговоров Киева и республик Донбасса, считает Максим Шалыгин.

http://ria.ru/analytics/20140903/1022621795.html

С самого начала украинского кризиса Запад обвинял Москву в военном вмешательстве, вооружённой агрессии в отношении Украины. Соответственно, и сама ситуация обсуждалась исключительно как российско-украинский конфликт, а не внутриукраинский. Слово "интервенция" не произносилось за отсутствием доказательств, а каждая ложь последовательно разоблачалась.

Россия с самого начала политического противостояния, переросшего затем в гражданскую войну, призывала к мирному разрешению конфликта и демонстрировала полную открытость по всем тревожащим Запад вопросам. Именно российская сторона выступила инициатором создания специальной контактной группы, в которую вошли представители Киева, республик Донбасса, России и ОБСЕ.

Конечно, пока это не прямые переговоры между сторонами конфликта. Но фигура экс-президента Украины Леонида Кучмы в качестве представителя Киева признана украинскими властями.

Право на переговоры

Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест заявил: "у сепаратистов есть возможность сесть за стол переговоров с украинским правительством при помощи международного сообщества, чтобы попытаться разрешить свои разногласия дипломатическим путем". При этом в Вашингтоне не видят причины, по которым этого нельзя сделать.

Важно, что спикер американского президента употребил именно слово "сепаратист", то есть "человек отделяющийся" (от латинского separatus — отдельный) в одной связке с упоминанием об "украинском правительстве". При этом Россия и ОБСЕ были отнесены к "международному сообществу". Это произошло впервые. До сих пор США требовали от России "вывести свои войска с украинской территории", по обыкновению не подкрепляя ничем свои обвинения. Теперь же Вашингтон признаёт "сепаратистов" как сторону в переговорном процесс, фактически — признаёт "отделяющихся".

Немногим ранее с заявлением выступил украинский министр иностранных дел Павел Климкин: "Сам факт таких консультаций в Минске является в целом положительным, поскольку длительное время было сложно организовать такие консультации из-за нежелания представителей так называемых ДНР и ЛНР принимать в них участие".

Оставим за скобками очередную ложь про нежелание представителей республик Донбасса вести мирные переговоры. Отметим главное: киевское руководство признаёт контактную группу приемлемым форматом для переговоров, и признаёт ДНР и ЛНР в качестве полноправных собеседников на этих переговорах. Это важно. Потому как до сих пор всё, что можно было услышать от киевских руководителей, "Путин, забери своих чеченцев".

Таким образом, Донецкая и Луганская народные республики стали признанными участниками переговоров о поиске выхода из украинского кризиса.

ДНР, ЛНР, Донбасс и несколько Новороссий

В последнее время можно заметить, что произошло некоторое наложение слов, определяющих территорию и государственность республик Донбасса. И может возникнуть не совсем верное впечатление, что все термины обозначают одно и то же.

Строго говоря, на любых международных переговорах жителей Донбасса могут представлять только правительства Донецкой и Луганской народных республик. Это право получено в результате референдумов 11 мая, когда подавляющее большинство жителей регионов проголосовали за создание ЛНР и ДНР. Это есть источник легитимности. Тот факт, что результаты референдума не признаются какими-то внешними силами, не имеет решающего значения. Результаты референдумов не оспариваются.

Добровольность голосования подтверждена многочисленными видеоматериалами. Не говоря уже о протоколах избирательных комиссий. Кроме того, ДНР и ЛНР активно выстраивают органы государственного управления. Работают парламенты республик. Структуры власти фактически контролируют ситуацию на местах. Из последних решений, как пример, переподчинение правительствам республик органов и учреждений образования. Случаи мародёрства и прочей уголовщины, о которых так любят рассуждать в Киеве, будут жёстко пресекаться.

У киевского руководства с легитимностью гораздо бОльшие проблемы. Государственный переворот. Проведение выборов в условиях ведения войны с непонятными списками избирателей, переносом избирательных участков, мест расположения избирательных комиссий и вольным подсчётов результатов. Разогнали Конституционный Суд. Президент живёт по одной конституции, Верховная Рада — по другой. При этом распущенный парламент принимает законы "потому что президент лично попросил лидеров фракций". Премьер-министр, написавший заявление об отставке, продолжает возглавлять правительство. А "антитеррористической операцией" руководит Генеральный штаб, о чём, не стесняясь, заявляют в Киеве.

Донбасс — это больше географическое понятие, которым последние полгода обозначают общую территорию Донецкой и Луганской народных республик. Или же — Донецкой и Луганской областей. В зависимости от политической оценки происходящих событий. Возможно, именно это слово и будет использоваться чаще всего на встречах Контактной группы.

Новороссия — это Конфедерация ДНР/ЛНР, названное как Союзное государство. Отдельно необходимо отметить, что нет "Государства "Новороссия". Заявления в прессе какие-то появляются, но редко.

Периодически сообщается о рассмотрении важных вопросов, требующих немедленного обсуждения. Например, в какой последовательности расположить цвета на флаге Новороссии. Отдельными людьми, пока ассоциируемыми с понятием "Новороссия", оказывается гуманитарная помощь конкретным людям, с неизменным отчётом в социальных сетях, встречи с представителями столичной интеллигенции и богемы.

Это тоже важно. Возможно, было бы неплохо подумать о создании каких-то благотворительных фондов на территории Конфедерации ДНР/ЛНР, которые бы совместно с Российским Красным Крестом и правительствами республик занимались вопросами гуманитарной помощи. Можно предположить, что такая работа и проводится, просто пока об этом не сообщается в прессе.

Слово "Новороссия" также часто используется для определения территории "Русского мира" в границах государства Украина. То есть Новороссия — это и Харьков, и Киев, и Одесса, и Днепропетровск, и республики Донбасса в том числе. В данном случае слово "Новороссия" — это политологический термин, не имеющий никакого прямого юридического отношения к Донецкой и Луганской народным республикам. Существуют также общественные группы, также не имеющие прямого отношения к ДНР и ЛНР.

Первый шаг к миру

На встрече контактной группы в Минске произошёл обмен предварительными условиями переговоров. Это первый и очень важный шаг. Каждая сторона показывает коридор допустимых к обсуждению вопросов. Минимальные и максимальные условия. В случае республик Донбасса — как мы знаем из сообщений в прессе, от "особого статуса в составе Украины" до "признания политической независимости Донецкой и Луганской народных республик".

Это не означает, что кто-то кого-то "сдаёт". Это обычная практика для начала переговоров. Ведь бессмысленно что-либо обсуждать, когда обе стороны демонстрируют жёсткие позиции. Необходимо понимать совершенно отчётливо.

Главная задача на нынешнем этапе — договориться о прекращении огня. Но переговоры могут просто не начаться без обозначения — пусть условной, даже эфемерной, но общей — переговорной повестки.

Одна сторона будет говорить о политической независимости на фоне бесспорных военных успехов. Другая сторона не может признать политического и военного поражения, особенно во время парламентских выборов. Значит, необходимо всем "сохранить лицо".

Тем более что ополченцы ДНР и ЛНР имеют юридические основания только на освобождение территорий своих республик. С моральной точки зрения ополченцы обязаны уничтожить тех, кто отдавал приказы на расстрел их родных и близких, уничтожал города Донбасса. Это можно понять. Ополченцы сегодня защищают свой дом и свою землю. Это право им вручил народ Донбасса, проголосовав на референдумах.

Но как будут выглядеть те же ополченцы, если вторгнутся на территорию Харьковской или Днепропетровской областей, где местные жители не провели референдумы? Если нет абсолютной поддержки населения, то не будут ли ополченцы выглядеть захватчиками? Ведь, необходимо признать, что во многих областях Украины сопротивление киевским властям сегодня организовано недостаточно. И пока нет достаточных оснований утверждать, что, в случае продвижения войсковых соединений ополчения "на Киев", в тылу будут обеспечены спокойствие и порядок.

Ещё раз повторю. Киевские власти, применяющие против мирных жителей тяжёлое вооружение, установки залпового огня, авиацию, кассетные бомбы — этот режим преступен. Виновных необходимо судить. Общественными организациями и правительствами ДНР и ЛНР собираются доказательства для передачи исковых заявлений в международные суды.

Сегодня главное — это остановить военные действия, прекратить огонь. Ведь его необходимо прекратить с обеих сторон. А для этого и Киеву необходимы аргументы для украинского общества, пребывающего сегодня в состоянии воинствующей истерики.

У президента Петра Порошенко уже требуют отставки руководства Генштаба и Минобороны. Ему необходимо победить на парламентских выборах 26 октября. Значит, он должен найти виновного в провале военной операции на востоке и заключить мир. Что-то подсказывает, что "чёрная метка" будет вручена г-ну Игорю Коломойскому.

Кто выступает соперниками Порошенко на выборах? Тимошенко? Яценюк? Ляшко? Тягнибок? С кем из названных людей Донбасс готов договариваться о мире? Кто из этих украинских политиков захочет договариваться с Донбассом и сможет выполнить условия мирного соглашения?

До Киева можно дойти, и ополчение — уверен — сможет победить. А потом что? В головах многих людей сидит весь набор глупостей, который только можно себе представить. Среди украинцев популярна обновлённая нацистская идеология? С этим-то что делать? Возможно, следует их предоставить самим себе. Но — одновременно — быть в готовности поддержать определённые процессы?

Впереди зима. Многие коммуникации разрушены. Кто и как их будет восстанавливать? Кто будет признан виновным в уничтожении инфраструктуры Донбасса? Понятно, что Россия своих не бросит, поможет денежными средствами, человеческими и материальными ресурсами. Но — насколько это справедливо? Ведь не Россия же разрушала города. В рамках работы контактной группы есть возможность обсуждать и эти вопросы.

Самое главное сегодня — это поддержать работу контактной группы. И не реагировать столь эмоционально на каждое заявление переговорщиков. Стратегическая задача определена — политическая независимость республик Донбасса. Теперь необходимо выработать политический путь достижения цели. Для этого можно рассматривать различные варианты, в том числе и так называемый "отложенный статус".

И, если ради прекращения военных действий, не теряя стратегической цели, будет необходимо согласиться на подобные условия — то так ли уж это неприемлемо?